вторник, 10 февраля 2009 г.

Я увижу землю на твоих подошвах

Еще год назад приглашали меня посетить Большой Каньон Крыма в феврале. Для чего были специально приобретены зимние лыжные штаны, благополучно не использованные до последних выходных, когда они, наконец, пригодились. Обещанная загородная прогулка с небольшим рюкзачком в итоге вылилась в нечто совершенно другое, зато незабываемое. Ни палаток, ни спальников мы не несли, потому что ночевать собирались в горном приюте. Судьба дважды давала мне шанс одуматься – сначала я едва успел на днепропетровскую электричку. Потом я просто обязан был опоздать на крымский поезд, не буду уточнять, почему и чего мне стоило преодолеть бегом несколько кварталов до вокзала в весьма нетрезвом виде. Итак, знаки свыше я проигнорировал, и к 8:00 утра субботы мы позавтракали «на дорожку» у самого входа в Большой Каньон.

Прогулка набирала обороты, целые поляны подснежников радовали взгляд, тропинка неспешно петляла между буками. Полноводная Аузун-Узень несла свои воды нам навстречу. Скалы слева и справа становились все выше, наглухо заблокировав мобильную связь. В какой-то момент тропинки ненавязчиво уступили место узкой полоске скалы между вертикальными стенами каньона и ледяной водой. Мы уже не шли, а пробирались, перескакивая с камня на камень.

Так и добрались до той самой Ванны Молодости, настоящей, где сделали небольшой привал с чаепитием. Вода в ванне бурлила и пенилась, а тропинка упиралась в скалу и исчезала. Пришлось сделать изрядный крюк, чтобы обползти неприятное место. Почти сразу после этого со мной случилась первая неприятность – соскользнув с очередного уступа, я плюхнулся в воду. Течение опрокинуло меня, и я в одежде и с рюкзачком погрузился в реку между двух больших валунов. Должен заявить со всей ответственностью, что полежать в прохладной воде было даже немного приятно и забавно. К сожалению, почти все, что было в рюкзаке, так или иначе подмокло: сухое горючее превратилось во влажное, смена белья отсырела, текст на обратном билете слегка смазался, телефон обиделся больше всех и не разговаривал со мной до самого вечера. Фотоаппарат к счастью не пострадал.

Самое узкое место каньона подкралось незаметно. Ширина между вертикальными каменными стенками без намека на уступы была не больше нескольких метров (в самом узком месте – 1,9 м). Попытка пройти в брод не увенчалась успехом. Где по колено, идти можно, но ноги сводило уже через полминуты. Дальше было еще глубже, решение идти по воде отпадало само собой. Возвращаться мы не собирались, поэтому путь оставался только вверх, на гребень. От дна до верхней кромки было никак не меньше 300 м вертикали, которые мы преодолели часа за полтора. По всем прикидкам выходило, что склон категории «единичка», а значит, водные виды туризма сменило скалолазание. Лично у меня подъем отнял столько сил, что я еще долго не мог прийти в себя. Зато дальше было значительно проще. Где-то далеко внизу продолжала шуметь Аузун-Узень, а тропа от Коровьего грота до стоянки Бойко, где мы устроили основательный привал, была почти горизонтальной.

Дальше все складывалось не так удачно, как было запланировано. К вечеру нас ждали в горном приюте недалеко от Ай-Петри, но по всему выходило, что это на другой стороне каньона. Тропа вела в приблизительно верном направлении, и мы последовали по ней. В каком месте и сколько раз мы свернули не туда, теперь уже и не вспомнить. Пару раз пришлось возвращаться, искать новую тропинку, спускаться и подниматься по склонам. Силы таяли на глазах, солнце стремительно двигалось к закату. Выбрав верное направление по карте и компасу, мы в который раз замечали, что идем не на юг, а то на северо-запад, то на восток.

В итоге мы оказались перед выбором – устраиваться на холодную ночевку рядом с источником воды или взбираться по гребню в сторону горы Лысой. Я морально готовился к первому, но решено было идти дальше, и я плелся в хвосте группы, еле перебирая подкашивающимися ногами. Подъем казался бесконечным, на склоне дул сильный ветер, и о ночевке в таком сыром неуютно месте можно было забыть. Кое-где среди мокрых листьев стал попадаться снег, а вскоре весь влажный подлесок сменился плотным белым покровом.

Стемнело. Ноги, прежде проваливавшиеся в снег по щиколотку, теперь погружались почти до колена. Трижды или чуть больше за этот подъем я думал, что умираю, но каждый раз ошибался. Сил не было даже на то, чтобы сердиться, раздражаться или паниковать. Выше по склону появилась устойчивая связь, мы смогли дозвониться до спасателей и передать наши GPS-координаты. Нам дали координаты цели, оставалось только идти. Зато теперь мы точно знали, куда мы идем – перед нами была яйла горы Рокка – 1300 м с небольшими копейками. Скалолазание сменилось восхождением. Достойное завершение дня.

На плато был такой туман, что видимость была не больше 5 метров. Зато идти нужно было, хоть и по глубокому, но горизонтально лежащему снегу, что гораздо приятней. Указанная спасателями точка была где-то в полукилометре. Даже не представляю, что бы мы делали без GPS-приемника, наверно все-таки построили снежную избу-иглу среди поваленных ветром сосенок, утеплили ее лапником и получили полезный опыт зимней ночевки. Но с точным указанием цели мы просто брели по плато, проваливаясь в снег через каждые несколько шагов. И выбрели, впереди мелькнули огни, а под ногами оказалась накатанная колея. Уже через несколько минут мы сидели в газике спасателей, который были столь любезны, что не обматерили нас, не попросили денег, а напоили горячим чаем, лишь слегка удивившись тому, что мы зашли налегке так далеко. Более того, подбросили прямо к приюту «Ай-Петри», где нас уже ждала комната с натопленной печкой.

Приют представлял собой небольшой барак с двуспальными нарами в тесных комнатушках, кухней, рукомойником и остальными удобствами во дворе. Но это было именно то, что нам было нужно – ночлег в теплом сухом месте, возможность высушить насквозь промокшую одежду и обувь, сварить горячий суп и выпить чаю, а также как нельзя кстати припасенный коньяк. Ночью было прохладно, но несоизмеримо удобней, чем в сыром лесу или на заснеженном плато.

Маршрут на второй день предусматривал спуск к водопаду Учан-Су по Таракташской тропе, но из-за обильного снега она была практически непроходима. Поэтому мы просто начали спуск по трассе, кое-где срезая по склону. Идти по асфальту было не в пример удобнее, чем по снегу, километр сменялся километром. Снег остался далеко позади, а дорога петляла среди видов, один живописней следующего. И вот за очередным поворотом долгожданный знак – мы вышли к смотровой площадке самого высокого и полноводного водопада Крыма.

Водный поток, падающий с высоты 98 м, выглядел восхитительно полноводным в это время года. А нас ждал обед ниже по течению и маршрутка на Ялту. Но более соблазнительным показалось спуститься по тропе вдоль реки прямо к Поляне Сказок. Не находились за вчера, ага. Спуск занял минут 15 плюс еще столько же среди будущей элитной крымской недвижимости, прущей из-под земли как грибы на месте недавно сгоревших заповедных лесов. На посещение замечательного Ялтинского зоопарка сил у меня не осталось совсем. Визит туда я отложу до лучших времен. Дальше все просто – маршруткой до автовокзала, пешком до набережной. Что может быть приятней, чем в конце трудного перехода смыть накопившуюся на ботинках и одежде глину в Черном море. На десерт оставалось распить бутылочку десертного коктебельского Кара-Дага с видом на Ялтинский маяк. Приключение, трудное, но незабываемое, подошло к логическому завершению.